Подруги осужденной за убийство детей на Урале объяснили ее действия

Перейти в фотобанкКресло судьи. Архивное фото

Близкие знакомые Елены Кордюковой, осужденной в пятницу за убийство двух своих малолетних детей и покушение на убийство третьего ребенка, Татьяна Гилева и Наталья Сайфутдинова заявили журналистам, что, по их мнению, женщина пыталась вылечить детей препаратом, содержащим крысиный яд, а не убить.

В пятницу Ленинский районный суд Екатеринбурга приговорил Кордюкову к 18 годам и шести месяцам лишения свободы. Сама подсудимая сказала журналистам после оглашения, что не согласна с приговором и намерена обжаловать его.

Проверка началась после получения данных больницы об отказе матери от лечения и госпитализации ее ребенка, несмотря на серьезные опасения медперсонала. По предварительным данным следствия, женщина давала восьмилетнему сыну препарат, содержащий крысиный яд. Следователи решили, что действия матери носили умышленный характер. Более того, сотрудники правоохранительных органов выяснили, что ранее при похожей симптоматике у женщины скончались двое несовершеннолетних детей.

«Лена сказала: «Я не знаю, что делать, я боюсь уже потерять последнего ребенка. У меня остался только Илюшка. А у него тромбозы то там, то здесь». Она ведь не давала здоровому ребенку препарат, который борется с тромбами! Конечно, ее нарушение в том, что она давала (без назначения) этот препарат, но она уже от безысходности боролась за своего ребенка, чтобы спасти его, как бы поступила каждая мать», — заявила Гилева в пятницу.

По ее мнению, подсудимая «признала» свою вину поначалу от безысходности. Гилева и Сайфутдинова отзываются о подсудимой как об образцовой матери.

Не согласен с приговором и муж Кордюковой. «Какой крысиный яд?» — сказал он журналистам после оглашения приговора, заявив, что, по его мнению, это ложная информация.

По данным следственного управления СК России по Свердловской области, с августа 2005 года по апрель 2006 года обвиняемая, родив в августе 2005 года сына, умышленно давала новорожденному препараты антикоагулянтного действия, зная, что они трудно диагностируются и их употребление повлечет наступление смерти. В результате в апреле 2006 года ребенок скончался. Кроме того, с ноября 2012 по апрель 2015 года обвиняемая периодически давала своему другому сыну, рожденному в ноябре 2012 года, препараты антикоагулянтного действия, в результате чего он в апреле 2015 года скончался в больнице, полагают следователи.

Источник: ria.ru

Читайте также:

Оставить ответ