Поколение дислексии: каждый десятый ребенок в России имеет расстройства чтения

Дислексия (состояние, при котором ребенок не может правильно читать) все больше распространяется по миру Ученые говорят, что это расстройство касается и умных, и одаренных детей. Как с этим справляться? На вопросы «МК» ответил зав. кафедрой логопатологии СПбГПМУ Александр Корнев.

— Александр Николаевич, что такое дислексия и как часто она встречается?

— Дислексия – это стойкое избирательное нарушение усвоения чтения, несмотря на сохранный интеллект и отсутствие каких-либо других нарушений, в том числе, зрения и слуха. Западные ученые добавляют, что дислексия всегда имеет нейробиологическую основу. Многими исследованиями подтверждается, что мозг таких детей, по сравнению с обычными, имеет некоторые отличия в строении и характере нейронных связей. Если говорить о дислексии в строгом смысле этого слова, так, как принято в мировом сообществе, то таких детей 5%. Но если смотреть на проблему шире, то нужно добавить, что встречается немало нарушений чтения вторичного происхождения, то есть, вызванных, например, недоразвитием устной речи или задержкой психического развития. Таких детей еще 5%. Соответственно, получается, что в России 10% детей имеют серьезные нарушения чтения. В других странах приводятся иные показатели. Например, в англоязычных странах называют цифру 17-20%.

— А с чем связано распространение дислексии?

— На распространенность нарушений чтения влияет взаимодействие трех составляющих. С одной стороны, это некоторые аномалии формирования мозга и особенности его развития. В происхождении дислексии очень большую роль играет генетическая предрасположенность. Многочисленными исследованиями подтверждается, что среди многих причин наследственность составляет примерно 50-60%. Это отображает общебиологические законы популяции, и в разных странах этот процент примерно один и тот же. А вторая составляющая определяет, в какой степени эти особенности развития мозга затрудняют усвоение чтения в каждой конкретной форме письменности и при конкретном методе обучения. Например, если у ребенка не грубые нарушения некоторых ключевых для чтения структур мозга, то в системе письменности с так называемой прозрачной орфографией он сможет освоить чтение на уровне низкой нормы. Некоторые западные исследователи даже говорят о том, что есть такая латентная дислексия, то есть, предрасположенность, которая не превратилась в настоящую дислексию. Если будем сравнивать чтение в разных языках, то русская письменность считается простой, с прозрачной орфографией. При чтении написание и произношение в русском языке очень близки и не требуют использования каких-то правил. А вот с английским языком противоположная ситуация. Он очень труден для освоения, отнимает массу сил и времени по сравнению со многими другими языками, и с тем же русским. Третья составляющая – это метод обучения. У детей с дислексией самое слабое звено в их функциональных возможностях – это как раз синтез целого из частей и их серийная организация. Очень долго они не могут освоить синтез слогов из двух букв и автоматизировать этот навык. Следовательно, самым радикальным и эффективным средством была бы разработка и использование такого метода, который бы обошёл эту трудность, что, собственно говоря, я и сделал. Разработанный мной метод опирается на сильные стороны дислексиков, то есть не требует складывать слог из звуков, а позволяет запомнить слог сразу как целое. В этом ключ к оказанию помощи детям с дислексией.

— А как проявляется дислексия?

— В первом классе довольно трудно определённо сказать, кто дислексик, а кто нет, потому что первоклассники имеют очень большой разброс по темпу и качеству освоения материала. И что самое главное – ошибки, которые допускают дислексики, по существу, те же самые, которые допускают все дети, начинающие учиться читать. Другими словами, нет таких ошибок, которые были бы характерны только для дислексиков. Но ошибки у них сохраняются дольше и в большем количестве, что, конечно, существенно мешает пониманию прочитанного. Часто такие дети используют двойное чтение: шепотом (или про себя) побуквенно, а вслух – по слогам или целым словом. Оценивая только качество чтения, точный диагноз можно поставить во втором классе. Но если использовать методы раннего выявления, специальные методики, например, скрининг-метод, тогда, конечно, даже до поступления в школу можно сказать, что вот этот ребенок с 75% вероятности будет дислексиком. Иначе говоря, если сочетать наблюдения за тем, как усваивается навык, и использовать специальные методики, то можно уже в первом классе сказать, что вот для этого ребёнка нужна особая работа и особые методы.

— Отсюда вытекает следующий вопрос – как выявить эту проблему вовремя?

— Убежден, что под словом «вовремя» надо понимать «до начала обучения в школе». Тогда у нас значительно больше возможностей помочь и добиться более хороших результатов. Моя методика раннего выявления дислексии (МРВД), разработанная еще в 1982 году и опубликованная Минздравом СССР, позволяет довольно надежно выявить признаки риска дислексии у детей с 6 лет. На протяжении последних четырех лет вместе с коллегами из Йельского университета мне удалось адаптировать и апробировать еще несколько методик предикции дислексии, которые хорошо зарекомендовали себя на Западе. Некоторые из них позволяют выявить признаки риска дислексии даже не в 6, а в 5 лет. А это значит, что у нас появляется больше времени на профилактическую работу по предупреждению дислексии, добавляется еще 1 год.

— Известно, что дети с дислексией часто бывают талантливыми. Как это связано?

— Я бы сказал, что это своего рода миф. На самом деле, талантливых детей среди дислексиков ничуть не больше, чем вообще в популяции. Такое мнимое убеждение возникло потому, что сама ситуация, когда у ребёнка, с одной стороны, трудности в обучении, но одновременно есть и талант, привлекает к себе больше внимания. За много лет передо мной проходило много детей с дислексией, но я не могу сказать, что у них чаще встречается талант, чем у обычных детей. Скорее наоборот. В зарубежной прессе используют подобные мифы, просто чтобы утешить и успокоить тех, у кого дети с такими нарушениями, и кто сам страдает этим. При этом надо иметь в виду, что в англо-американской терминологии термин «дислексия» охватывает и нарушения чтения, и нарушения письма. И у многих из тех гениальных или просто одарённых и известных людей, которые числятся как страдающие дислексией, наблюдается только нарушение письма, а это более лёгкое состояние, создающее меньше трудностей. Так что если говорить о детях с нарушениями чтения, каких-то убедительных данных, что среди них много талантов, просто нет.

— Лечится ли дислексия?

— Если под словом «лечится» понимать медикаментозное лечение, то, конечно, нет. Никакими лекарствами дислексию не устранишь. А что действительно помогает, так это психолого-педагогические коррекционные методы, которые приходится использовать довольно долго, два-три года, иногда даже четыре. Иногда ним приходится добавлять лекарственное сопровождение, а иногда и без этого обходится. Но все равно, главное, конечно, это коррекционная работа, а не лечение. В английском языке применяется термин «remedial treatment», который переводится как лечение, но под этим словом подразумевают не тот смысл, что в медицине. В большей степени это коррекция. В процессе специальных развивающих упражнений, благодаря специальной стимуляции, в мозге формируются новые связи, создается функциональная система, которая может полноценно обеспечивать навык чтения. Мозгу помогают за счет здоровых его частей создавать новые функциональные связи. Это было проверено в исследованиях с помощью МРТ. Сначала проводили исследование, которое показывало, что ключевые зоны мозга, отвечающие за чтение, неактивны, молчат. После двухмесячной коррекции снова делали исследование, и оказывалось, что эти молчащие зоны становились активными.

— Нужны ли детям с дислексией особые условия обучения?

— Действительно, для того, чтобы помочь этим детям, нужна специальная методика обучения чтению, которая опирается на сильные функции у таких детей и щадит их слабые функции. Например, подобная методика для дошкольников и изложена в книге «Обучение чтению дошкольников полуглобальным методом». В этом случае полуглобальный метод, в отличие от аналитико-синтетического, помогает ребенку усваивать ключевые оперативные единицы чтения (слоги) как иероглиф, как целостное образование и тем самым избавляет его от той работы, с которой он не может справиться. Очень важно получить право и разрешение использовать альтернативные методики обучения грамоте в школах. К сожалению, это почти невозможно, поскольку все школы обязаны использовать один, традиционный, общий для всех метод. Только логопед в своем кабинете, на коррекционных занятиях может применять другую методику.

Кроме того дети, страдающие дислексией, нуждаются в определенных послаблениях, щадящих условиях обучения, так как все они очень болезненно переживают свой недостаток, трудности в школе. Поэтому следует освобождать их от необходимости чтения вслух при всем классе, давать дополнительное время при выполнении текстовых заданий, озвучивать тексты заданий на экзамене и так далее. Это предохранит их от серьезных невротических расстройств. Для этого нужно добиться ломки некоторых традиций унификации требований ко всем детям в обычных школах, очевидно, нужны и изменения в законодательстве.

Источник: mk.ru

Читайте также:

Оставить ответ

*